Терапия внутренних семейных систем IFS

Мой блог / Просмотр публикации

Ричард С. Шварц, получивший учёную степень в области супружеской и семейной терапии, разработал терапию Внутренних Семейных Систем в 80-х годах, когда ему пришлось работать с подростками, страдавшими расстройством пищевого поведения.

Эти клиенты нередко ссылались на свои внутренние разговоры с кем-то, кого они сами определяли как «разные части самих себя». Приняв на вооружение эту лексику, Шварц также начал называть их субличности «частями».

Анализируя возможные варианты лечения и побуждая клиентов к взаимодействию с частями своего РПП, как будто бы те были членами одной семьи, Шварц обнаружил, что совместно с клиентом он может убедить больную часть РПП позволить тому дистанцироваться от своего искаженного восприятия, после чего клиент начинает проявлять осознанность, при этом испытывая любопытство и не выказывая осуждения по отношению к данной части. Такие добрые и сострадательные отношения между клиентом и его частями стали решающим фактором в терапии IFS.

Шварц также узнал, что эти внутренние роли и отношения не статичны и могут быть изменены, если кто-то осторожно и уважительно вмешается в процесс их взаимодействия.

В итоге он начал воспринимать психику человека как внутреннюю семью и экспериментировать с техниками, которые использовал в качестве семейного терапевта. Так на свет и появилась терапевтическая модель внутренних семейных систем, которая за последние двадцать лет эволюционировала в комплексный подход, включающий рекомендации по работе с отдельными людьми, парами и семьями и которая на сегодня является одним из доказательных методов психотерапии. 

 

Теория множественного разума

Как признает сам Шварц, идея частей в психотерапии не нова, и мы можем проследить ее еще с Фрейда с его Ид, Эго и супер-Эго, а практическое применение работы с частями мы впервые находим в психосинтезе Роберто Ассаджиоли. Однако, подход Шварца несколько отличается.

Во-первых, он не постулирует наличие определенного набора частей в нашей психики, как это делают, например транзактные аналитики, выделяя Родителя, Взрослого и Ребенка, а говорит о том, что в нашей психике может быть любое количество этих самых частей или субличностей.

Во-вторых, Шварц утверждает, что, в отличии от других авторов, он не просто приводит список частей и их свойства, но концентрируется на взаимоотношениях между ними.

Но давайте перейдем непосредственно к его пониманию субличностей. В IFS-терапии используется понятие модели множественной психики, которая предполагает, что в каждом из нас заложена внутренняя система, состоящая из бесчисленных частей, которые внутренне взаимодействуют друг с другом, а внешне – с окружающими нас людьми.

Части – это внутренние сущности, или субличности, которые действуют независимо и обладают всем спектром чувств, мыслей, убеждений, ощущений и даже собственным возрастом. В целом мы уже рождаемся с определенным набором частей, однако можем приобретать их в результате того или иного опыта.

Таким образом количество частей может быть безграничным, однако какими бы ни были эти части и сколько бы их ни было, Шварц предлагает классифицировать их на три типа.

  1. Изгнанники. Первый тип частей – это изгнанники – это те самые субличности, которые образуются в результате негативного опыта и которые хранят негативные эмоции, мысли, убеждения и установки, связанные ним. Это части обычно отвергаются и подавляются с помощью двух других частей, называемых защитниками.
  2. Менеджеры. Менеджеры – это проактивные защитники, которые акцентируют своё внимание на то, чтобы избежать активации изгнанников. Проще говоря, они придумывают различные способы избегания стрессовых ситуаций и компенсации наших проблем и негативных качеств. Менеджеры всегда настороже и стремятся не допустить того, чтобы изгнанники проявились и переполнили внутреннюю систему эмоциями. По этой причине они трудятся в усиленном режиме, используя различные тактики и проявляя при этом решительность, непреклонность, а иногда и осуждение, чтобы нацелить нас на решение задач и сделать невосприимчивыми к чувствам.
  • Пожарные. Третий тип частей – это пожарные или реактивные защитники: реактивные защитники преследуют ту же цель, что и менеджеры; они стремятся изгнать уязвимые части и погасить эмоциональную боль, однако они активируются непосредственно в стрессовой ситуации, когда ее не удалось избежать с помощью усилий менеджеров. Реактивных защитников отличает жесткость, ведь они идут на крайние меры, к которым менеджеры питают отвращение, например, злоупотребление алкоголем и наркотиками, переедание, шопоголизм, половая распущенность, самоповреждение и агрессия в сторону других.

Надо сказать, что данная модель мало чем отличается от стандартной схемы психодинамической терапии, которую я обычно даю на своих лекциях и в рамках которой человек стремиться так или иначе защититься от собственных негативных переживаний. Также данная схема является аналогом когнитивных схем и режимов, которые предлагаются в схема-терапии Янга.

В результате возникает так называемая поляризация, то есть отношения соперничества между двумя защитниками, конфликтующими по поводу того, как лучше управлять изгнанником. Со временем их противоположные взгляды всё более радикализуются, что ведет ко все более возрастающим издержкам.

При этом каждая из частей может быть наделена так называемым бременем, т.е. негативными убеждениями, установками и эмоциями, которые образовались в результате травматичного опыта. Работа со снятием бремени характерна для изгнанников, однако, после того как изгнанник освобождается от бремени, можно заметить его и у других частей.

Таким образом постулируется, что части изначально являются хорошими и именно бремя заставляет их конфликтовать. Задача же терапии состоит в том, чтобы избавить человека от его бремени, что делается с помощью так называемого Self.

Self

Модель внутренних семейных систем рассматривает человека как носителя множества разумов, каждый из которых обладает важными качествами и каждый из которых выполняет свою ценную функцию.

Однако эти части вытесняются из своих ценных ролей жизненным опытом, который реорганизует систему нездоровым образом. Хорошей аналогией является семья алкоголиков, в которой дети вынуждены выполнять защитные и стереотипные роли.

Так в семьях алкоголиков можно обнаружить такие роли детей как козел отпущения, замена супруга, прислуга, но никто не скажет, что эти роли отражают сущность этих детей. Напротив, каждый ребенок уникален и, будучи освобожден от своей роли вмешательством, может найти интересы и таланты, отличные от требований хаотичной семьи.

Тот же процесс справедлив и для внутренних семейных систем - внешние обстоятельства вынуждают части играть экстремальные роли, и, как только это кажется безопасным, они с радостью превращаются в ценных членов семьи.

По сути предполагается, что за фиксированными ролями стоит что-то еще – личность человека, которая в IFS была названа Self и обращение к которой используется в процессе исцеления

Селф (Self) – это не отдельная часть, а некоторое общее начало. Это то, что с рождения присутствует в каждом из нас, что привносит равновесие и гармонию в нашу внутреннюю семью, наряду с такими качествами как любопытство, забота, смелость, спокойствие, присутствие, терпение и др.

Несмотря на то, что отдельные части могут смешиваться, оно, тем не менее, продолжает существовать и становиться доступным после того, как части отделяются друг от друга (то есть дифференциируются).

И здесь также вводятся важные понятия слияния и дифференциации.

Слитой называется часть, которая не отделена от другой части или от Селф. Проще говоря, человек не может отделить ее от собственного «Я» и посмотреть на нее со стороны.

Дифференциация – это состояние сосуществования, при котором ни одна из частей не перегружает Селф. В случае, когда несмешанные части присутствуют в отделенном и доступном виде, но при этом не соперничают за доминирование, мы получаем доступ к свойствам Селф. Собственно, с целью дифференциации часто используется техника экстернализации, когда мы представляем ту или иную часть во внешнем пространстве.

Это делается для того, чтобы привнести Селф в коммуникацию с частями, тогда начинается процесс свидетельствования (как его обычно переводят на русский) или процесс, во время которого одна из частей показывает и/или рассказывает Селф клиента о своём опыте, пока не почувствует, что её понимают, принимают и любят, а также пока она сама не ощутит, что также принимает себя.

В этом и состоит суть терапии, так как именно принятие и любовь к отверженным частям помогает человеку отказаться от способов избегания и внутренних противоречий и признать свои чувства.

Шаги IFS

Данная терапия является достаточно формализованной и состоит из ряда стандартных шагов, которые включены в модель 6f (так как на английском языке в названиях каждого из шагов присутствует буква F). Рассмотрим эти шаги.

  1. Найди. Первый шаг выглядит примерно также как и во-многих других краткосрочных направлениях. Если человек приходит к нам в первый раз мы обсуждаем с ним проблему и пытаемся преобразовать ее в ту или иную часть. Например, если человек жалуется на сдавливающую головную боль, то мы можем спросить, а что ее сдавливает и таким образом выделить часть. Или, если человек хочет избавиться от курения, его можно спросить о том, что происходит внутри перед тем, как он курит и что побуждает его курить. Если клиент уже имеет опыт в данной терапии, ему можно просто предложить определить ту часть, с которой он сам хочет поработать на данной сессии.
  2. Сфокусируйся. Данный этап предполагает концентрацию внимания на части. Можно спросить у клиента «Когда что-то сдавливает голову, обрати внимание на эту часть», «Что еще ты замечаешь?». Например, клиент может сказать, что как будто что-то сдавливает тисками.
  3. Конкретизируй. Третий шаг представляет из себя дальнейшее углубление в часть и походит на то, что делают в эмоционально-образной терапии. Клиента просят описать данную часть с помощью вопросов: «Как она выглядит?», «Какого цвета, формы, размеры?», «Как далеко она от вас?» и т.д., если он ее видит. Если нет, то его просто спрашивают, как он ее ощущает.
  4. Описание ощущений. Далее клиенту предлагается описать, что он переживает по отношению к данной части. Этот вопрос помогает оценить уровень энергии и включенности Self в эту часть. И здесь возможны два варианта ответов. Клиент либо сразу подключает свое Self к работе, например выражая сочувствие, либо на пути Self присутствуют какие-то препятствия и тогда терапевт предполагает, что подключается другая часть, которая перекрывает доступ к Self и раскрывает уже ее. Терапевт указывает на то, что готов выслушать эту часть, а также спрашивает данную часть, что ей нужно, чтобы она предоставила доступ к целевой части. Например, в работе может всплыть образ несчастного ребенка, но, когда мы предлагаем пожалеть этого ребенка, клиент жалуется на то, что испытывает к нему отвращение, и тогда можно выделить часть ответственную за отвращение. Можно дать голос этой части и узнать, что это за отвращение такое. Часть может сказать, что на самом деле не верит в свою способность дать ребенку любовь и потому активирует то самое отвращение. Тогда мы принимаем опасения данной части, но тем или иным образом уговариваем ее отступить, например обещая, что способ взаимодействия с ребенком будет таким, что не принесет никакой боли.
  5. Подружиться с частью. Пятый шаг направлен на то, чтобы подружиться с частью, что подразумевает активацию Self клиента по отношению к ней. Для этого мы стимулируем диалог между частями, спрашиваем: «Что часть хочет вам сказать?», «Что вам хочется сказать ей в ответ?», «Каково это – делиться с частью?», «Есть ли еще что-то важное, что можно ей сказать?». В этом отношении сам терапевт является лишь фасилитатором процесса общения частей, то есть он стимулирует их взаимодействие, а не сам задает вопросы.

Основные вопросы здесь подразумевают узнавание той функции и работы, которую выполняет та или иная часть; возможен вопрос о том, когда и как часть сформировалась, чтобы перейти к травме, а также указание на то, что текущие обстоятельства отличаются от тех, когда была сформирована данная часть.

И опять же при ответах на все эти вопросы, терапевту важно поддерживать участие Self клиента. Проще говоря, его доброжелательное отношение к части и ее высказываниям. В этом смысле IFS очень походит на терапию, ориентированную на сострадание.

Чтобы сформировать это самое доброжелательное отношение, терапевт опять же следит, чтобы клиент находился в позиции этого самого Self, а не какой-то другой части, что может быть, например когда выделенная часть не хочет по каким-то причинам говорить с клиентом или боится его. В таком случае мы можем предположить, что есть какая-то защитная часть, которая мешает коммуникации, и тогда мы возвращаемся на более ранние шаги.

  • Шаг подразумевает использование различных протоколов. Если мы работаем с защитной частью, то тогда мы переходим к этапу изучения страхов. На этом этапе мы пытаемся понять, чего часть боится или почему она боится быть изгнанной из системы, а она может указать на то, что, если она даст доступ к изгнаннику, то он может затопить систему, причем как систему клиента, так и терапевта. Таким образом на этом шаге терапевт пытается опровергнуть страхи части, в стиле того, что она не может быть изгнана из системы, а вот ее роль может измениться.

Если же мы встречаемся с изгнанником, то там применяется так называемый протокол снятия бремени, который также состоит из шести шагов.

  1. Свидетельствование. На этом этапе изгнанник приглашается к общению с Self, а клиент с позиции Self терпеливо слушает изгнанника, в то время как изгнанник может быть удивлен, что ему наконец дали слово или он может не верить в то, что его кто-то принимает. В таком случае терапевт просто терпеливо поддерживает качества Self.
  2. Перепроживание. Далее наступает процесс перепроживания или по сути рескриптинга, когда часть возвращают в травматическую ситуацию и с позиции селф предлагают части то, что в этой ситуации ей было необходимо. Например, прямо высказаться, отстоять себя, получить любовь и т.д.
  3. Извлечение. Как только часть сообщает, что ее потребности в той ситуации удовлетворены, ей предлагается уйти из этой ситуации и переместиться в какое-то безопасное место.
  4. Освобождение от бремени. Когда изгнанная часть находится в безопасности в настоящем вместе с Селф клиента, ей предлагают освободиться от любых физических ощущений, чувств или мыслей, связанных с травмой. Ей вполне можно предложить сбросить их в океан, сжечь в огне или выпустить в небо. Здесь бы, конечно, любой ЭОТ терапевт взялся за голову (ведь нельзя просто брать и уничтожать образы чувств), однако в таком контексте – когда травма уже проработана, это видится вполне хорошим вариантом.
  5. Приглашение. Далее после того, как мы освободили часть от бремени, ей предлагается подыскать для себя новые продуктивные качества, которые встанут на ее место. Понятно, что это обычно именно качества Self, такие как любовь, игра, радость, непосредственность, смелость, связанность и творчество.
  6. Проверка состояния защитника. После исцеления изгнанника мы приглашаем защитные части проявиться и взглянуть на него. Чаще всего они спонтанно отказываются от своей защитной роли, когда видят, что в присутствии Селф клиента изгнанник находится в полной безопасности. При травме нередко бывает, что защитные части несут также свое собственное бремя, и с этим следует работать в ходе дальнейших сессий.

Вот пример подобной работы. Клиентка пришла на терапию, потому что хотела иметь детей, но ее переполняло беспокойство по поводу беременности. В ходе общения с частями она получила разрешение от своих защитников помочь 7-летней изгнаннице.

Клиентка заявляет, что изгнанница удивилась, увидев ее и указала ей на то, что та оставила ее одну в момент страданий, и что она не заслуживает этого. На что клиентка с позиции Self отвечает, что ее просто тогда не было рядом, но она готова выслушать изгнанницу сейчас. Таким образом диалог идет какое-то время, а терапевт следит, чтобы клиентка отвечала именно с позиции Self, т.е. с позиции любви, принятия и стремления выслушать.

Как только изгнанник понимает, что его действительно слушают и принимают, начинается этап исповеди, когда он рассказывает все, что важно знать Self. В данном случае клиентка вспоминает, как она находилась в больнице в ожидании результатов операции, которую проводили ее матери.

Терапевт фасилитирует разговор и расспрашивает был ли кто-то рядом, каково это было сидеть там одной, что она переживала. При этом оказывается, что ее отец не пришел поддержать ее. В какой-то момент изгнанница заявляет, что не хочет заводить детей, потому что опять окажется в больнице и умрет.

Теперь уже клиентка с позиции Self сообщает, что понимает ее, но при этом доверяет своему врачу. А еще, что она понимает опасения изгнанницы, состоящие в том, что клиентка может уйти, как и ее отец. Именно когда она тогда вернулась из больницы, она перестала воспринимать своего отца как настоящего.

И теперь она хочет получить от него извинений. Собственно, далее данная ситуация разыгрывается в воображении клиентки и отец действительно просит извинений, а клиентка осознает, что хотя и не готова его сейчас простить, но понимает, что он тоже боялся.

Клиентке также предлагается дать изгнаннице то, в чем та нуждалась, в данном случае это была любовь. В итоге клиентку направляют в безопасное место, где она заявляет, что теперь изгнанница готова доверить ей любовь и заботу о ребенке. Далее клиентке предлагается отказаться от ее болезненных убеждений и ощущений. Она представила их в виде булавок, воткнутых в сердце и по одной выдернула их оттуда. После этого приглашаются защитники клиентки, которые также дают свое позволение на заботу о ребенке.

В целом это базовое описание процесса терапии, однако в IFS применяются и многие другие техники, которые в основном представляют собой различные медитации, где вы наблюдаете за своими частями и взаимодействуете с ними, а также различные варианты техник экстернализации частей, например психодраматические техники, когда части изображают непосредственно другие люди или когда части изображаются в виде фигурок.

 

Эффективность

Мое мнение по поводу IFS является неоднозначным, так как очевидно, что в этом направлении есть интересные находки и в тоже время как по мне, это очередной продукт в новой упаковке, когда классическая схема любой краткосрочной глубинной терапии наслаивается на новые названия и в итоге классические защитные механизмы превращаются в отдельных субличностей, а техники рескриптинга, которые существуют еще со времен Фрейда превращаются в перепроживание.

Сама же терапия частей, предлагаемая в данном подходе, практически ничем не отличается от той, что проводят в гештальт-терапии с той же поддержкой, травмированной части.

При этом по своей теоретической схеме IFS во многом походит еще и на схема-терапию и не терапию, сфокусированную на сострадании, а в практическом плане она во многом напоминает эмоционально-образную терапию, только без настолько директивных попыток трансформировать образ и с большей ориентацией на содержание коммуникации частей, нежели на их формальные преобразования.

Плюсом же этой терапии является то, что она одна из немногих гуманистических терапий, получила своё научное обоснование и является доказательным методом лечения, наравне с когнитивно-поведенческой терапией, несмотря на абсолютно противоположный подход и теорию.

IFS признана доказательным методом лечения Национальным реестром научно обоснованных программ и практик США (NREPP). Она показала свою эффективность в лечении депрессии[1], ПТСР и кПТСР[2], в тоже время она противопоказана психотическим больным[3], собственно как и любая другая образная и диссоциативная техника.

1 Haddock SA, Weiler LM, Trump LJ, Henry KL. The Efficacy of Internal Family Systems Therapy in the Treatment of Depression Among Female College Students: A Pilot Study. J Marital Fam Ther. 2017 Jan;43(1):131-144. doi: 10.1111/jmft.12184. Epub 2016 Aug 8. PMID: 27500908.

2. Hilary B. Hodgdon, Frank G. Anderson, Elizabeth Southwell, Wendy Hrubec & Richard Schwartz (2022) Internal Family Systems (IFS) Therapy for Posttraumatic Stress Disorder (PTSD) among Survivors of Multiple Childhood Trauma: A Pilot Effectiveness Study, Journal of Aggression, Maltreatment & Trauma, 31:1, 22-43, DOI: 10.1080/10926771.2021.2013375

3 Deacon, Sharon A.; Davis, Jonathan C. (March 2001). "Internal Family Systems Theory: A Technical Integration". Journal of Systemic Therapies. 20 (1): 45–58. 

[hr class=class_cut]

© YouTube, Мои контакты и социальные сети, Консультации (WhatsApp) -  8-926-105-54-96 (SMS)

Комментарии
Марамзина Екатерина Васильевна
Интересная статья! Есть над чем задуматься! Спасибо!)
№1 | 10 февраля 2024
Ляпкало Дарья Викторовна
Спасибо за такую содержательную и информативную статью!
№1 | 10 февраля 2024
Трифонова Елена Ивановна
Спасибо за статью!
№1 | 10 февраля 2024
Бутенко Максим Александрович
Павел, спасибо хороший материал, как всегда, расширяете кругозор!
№1 | 13 февраля 2024
[ добавить комментарий ]